Федор Петров

Поездка в Донецк: впечатления

На днях мне довелось съездить в Донецк, я отвозил помощь, собранную Московским областным общественным фондом "Наследие" в Донецкий республиканский краеведческий музей. О том, как сейчас живет и работает музей, четырежды попадавший под артиллерийские обстрелы, рассказывается в размещенном вчера тексте - http://dubna-petrov.livejournal.com/87787.html. Сегодня я расскажу о впечатлениях от Донбасса в целом и от дороги к нему из Ростова-на-Дону.

Ростов - огромный красивый город с московскими пробками и московскими супермаркетами, потрясающим Доном, интересной старой застройкой, очень крутым рельефом улиц, огромным вокзалом, на котором многочисленные военные соседствуют с не менее многочисленными добровольцами и казаками, следующими в/из ДНР; и постоянно работающими патрулями полиции, которые останавливают всех добровольцев, казаков и вообще молодых людей крепкого облика, и проводят с ними краткие содержательные беседы, после которых каждая из сторон продолжает движение в своем направлении. В целом - мощный город с богатой историей и не менее насыщенным настоящим, настоящая региональная столица, находящаяся сегодня на самом краю войны.

Дорога от Ростова к границе: это отличная широкая дорога, идущая по очень родному ландшафту - прекрасной холмистой степи; единственное существенное отличие от зауральских мест - вдоль дороги часто высятся пирамидальные тополя. На протяжении многих километров они ровными колоннами обрамляют дорогу, и их широкие стволы, симметрично окрашенные известью в нижней части, только усиливают впечатление колоннады.

На дороге видел колонну военных грузовиков с крытыми кузовами, двигающихся в сторону границы с ДНР, и многочисленные отдельные военные машины, следующие в том же направлении.

По дороге в Донецк и обратно я пересекал границу на пункте перехода Авило-Успенка. Российская таможня и погранпереход организованы четко, работают круглосуточно, очередь движется быстро. Границу спокойно пересекаешь по внутрироссийскому паспорту, личные вещи таможенники отправляют на досмотр весьма выборочно, меня не отправляли ни разу, хотя в обратную сторону я вез основательную коробку книг по истории и археологии, подаренных в Донецком республиканском краеведческом музее. Весь интерес к коробке ограничился вопросами "Что там?", ответ: "Книги"; и "О чем книги?" (после развернутого ответа на этот вопрос таможенник потерял ко мне интерес, но сохранил его к моему значку "СССР", на который он долго смотрел с видом тяжкого и малопонятного мне раздумья). Машины проверяют весьма тщательно, особенно на въезде в Россию, чтобы не допустить провоза оружия из зоны боевых действий. Смотрят двигатель, обязательно заглядывают под коврики в багажнике, просвечивают разные малодоступные места машины фонарями и рассматривают их с помощью специальных зеркал, закрепленных на длинных ручках.

Все российские таможенники и пограничники ходят в красивой, хорошо выглаженной форме, без оружия. На ДНР-вской стороне перехода понимаешь, что условно-мирная территория закончилась. Все бойцы ДНР, осуществляющие пограничные и таможенные функции, одеты в разномастный камуфляж и постоянно ходят с автоматами, причем не с позиционирующимися как автомат "укоротами", а с полноценными боевыми "веслами". Работа с этой стороны границы тоже проводится четко и эффективно: по дороге в Донецк данные моего паспорта занес в компьютер взрослый и суровый офицер ДНР с перебинтованной рукой, шустро стучащий по клавиатуре одним пальцем. Завершив эту процедуру, он посмотрел на экран, видимо, в базу данных, спросил: "В первый раз к нам?"; я согласился, он слегка улыбнулся.

С ДНР-вской стороны границы тянется длинная очередь легковых автомобилей на выезд: жители Донбасса едут в Россию закупаться существенно более дешевым бензином и продуктами. Движется эта очередь медленно, главным образом в силу длительной проверки въезжающих в Россию машин на российской таможне. Металлический купол, защищающий от дождя и снега погранпункт ДНР, носит многочисленные след боевых действий августа 2014 года: две большие рваные дыры от прямых попаданий мин или снарядов и многие тысячи мелких отверстий разной формы, оставленных осколками. Вообще, только здесь, на Донбассе, близко увидев многочисленные последствия артиллерийских обстрелов, я по-настоящему понял, что делает современный снаряд с окружающим его пространством. Он насыщает его многими тысячами острых металлических кусочков, которые с огромной скоростью пробивают или повреждают все вокруг. Это действительно орудия смерти.

Примыкающий к границе 20-ти километровый участок дороги восхищает качеством покрытия: такое чувство, что его проложили прямо на днях. На самом деле, как говорят местные жители, эта дорога была построена еще до войны, при Януковиче, с применением каких-то современных технологий формирования дорожного полотна. Планировалось сделать такой всю дорогу на Донецк, но эти планы перечеркнула война. Проехав эти 20 километров от границы, попадаешь на асфальтовую полосу, разбитую многочисленными ямами и трещинами. Самые крупные ямы частенько засыпаны шлаком или щебенкой - за дорогами пытаются следить. Но в тех крайне ограниченных условиях, в которых оказалась Республика, ждать их полноценного ремонта в ближайшее время не приходится. Дороги Донбасса - это дороги войны, разбитые гусеницами танков и БМП, поврежденные ударами мин и снарядов, они отражают собой общее состояние молодой республики, которая для того, чтобы выжить, вынуждена сконцентрироваться и отдает главное, что у нее есть, фронту, рассчитывая наверстать упущенное во всех остальных областях после Победы.

Дороги Донбасса почти постоянно проходят среди очень густых древесно-кустарниковых зарослей. Даже сейчас, в середине апреля, когда листья еще не распустились, обступающая дороги "зеленка" не оправдывает названия, но вполне соответствует своей функции: в ней вполне реально скрыться, отступив от дороги буквально на несколько метров. В ходе боевых действий бойцы ДНР неоднократно пользовались этой особенностью родной земли. уничтожая отряды и колонны бронетехники противника из этих густых зарослей.

По дороге к Донецку и обратно я проезжал через Иловайск. Этот город принял на себя один из главных ударов украинской армии. Раны войны до сих пор наполняют городской ландшафт, периодически встречаются разбитые артиллерийским огнем дома, на улицах лежат кучи шифера и расколотых досок: большинство крыш уже покрыто заново, но остатки разбитых кровель вывезены далеко не везде.



Производит большое впечатление, как на Донбассе наводят чистоту и порядок на местах прошедших боевых действий: и в Иловайске, и в других населенных пунктах разрушенные войной дома сочетаются с изумительной чистотой улиц, дворов и полисадников, восстановленными и подкрашенными заборами и общим стремлением сохранить и продолжить жизнь в достойном порядке и чистоте.

Одно из самых сильных впечатлений для человека, который весь прошедший год много читал и смотрел о событиях этой войны, но ни разу не был на Донбассе - это понимание того, насколько же здесь все друг к другу близко. На то, чтобы доехать от Иловайска и Харцызска, где шли напряженные бои, к Макеевке и Донецку, уходит не более 30-40 минут. Как быстро все могло закончиться в августе 2014 года, если бы не то, о чем не надо писать и я тоже не буду. В данном случае главное, что те, о ком не надо писать, есть: был у меня в этой поездке очень полезный опыт общения...

Под Иловайском и Харцызском до сих пор стоят на дороге остатки полуразобранных блок-постов, бетонные блоки с символикой ДНР и зачеркнутыми украинскими флагами.

Жизнь столицы Республики, Донецка, напоминает наше начало 90-х, только у нас не было вооруженных людей на блокпостах, грузовых машин с автоматчиками, танков на улицах; врага, остановленного под самым городом....

Чтобы въехать в Донецк с востока проезжаешь два блокпоста: перед Макеевкой и перед самим Донецком. На постах стоят вооруженные бойцы ДНР, они выборочно останавливают некоторые машины. Рядом - перерытая земля, хорошо видны огромные окопы, в которых еще недавно стояли танки.


По улицам - активное движение, легковые машины, троллейбусы, трамваи, автобусы. Иногда встречаются военные грузовики с бойцами ДНР. На асфальте - свежие танковые следы, местные жители комментируют: "Украинская армия усиливает обстрелы и опять пытается наступать, наши вынуждены возвращать на позиции отведенную технику".

Около какого-то банка стоит большая очередь. На днях, впервые с августа 2014 года, пенсионерам Донбасса начали давать пенсию. Тогда, в августе, от них отказалась Украина, и сейчас впервые справиться с этой задачей смогла Республика. Размер пенсии - 2400 рублей, выдают в рублях, а не в гривнах. В магазинах принимают и рубли, и гривны, но за рубли цена получается существенно больше. В Донецке эту маленькую пенсию очень ценят.


С работой в ДНР пока плохо. Многие шахты и предприятия закрыты из-за военных действий. Потеряли работу и многие бюджетники, а те, кто ее сохранил, получают вместо зарплаты матпомощь, и то с задержкой в несколько месяцев. Многие работают в России.

Заметную роль в выживании пенсионеров играет гуманитарная помощь - и российская, и поступающая от донецкого олигарха Рината Ахметова. Размеры последней, говорят, уменьшились, но все равно раз в месяц всем старикам выдают "ахметовские" продуктовые наборы.

Даже в центральной части Донецка встречаются дома пострадавшие от огня украинской артиллерии. Гораздо больше таких домов в Киевском районе, непосредственно примыкающем к аэропорту, за который шли многомесячные тяжелые бои, и за которым сейчас продолжается война. Мы проезжаем Донбасс-арену: огромный современный стадион, стеклянные перекрытия которого изрядно пострадали от артиллерийского огня. За ним дворец молодёжи "Юность", обгоревший фасад которого до сих пор не восстановлен, и далее - Донецкий республиканский краеведческий музей, встречающий нас торчащими плитами перекрытий и перекрученными железными балками, обнаженными в рухнувшей части здания...






Донбассу сейчас очень не просто, но он обязательно выстоит. Мужество, спокойствие, желание и умение работать - вот главное, что я увидел в его людях. Эти люди обьязательно справятся, но наш долг - им помочь.
Когда читала Ваши тексты о поездке... мне кажется я поняла, как она, поездка , проехалась по Вашей душе...
Спасибо Вам и удачи на новом месте работы!
Впечатление, конечно, серьезное...

За пожелание удачи - спасибо, на эту тему я еще напишу - чуть позже)
Спасибо, Федор. Непосредственные впечатления лучше всего дают правильную оценку происходящему.

А по поводу того, "как быстро все могло закончиться в августе 2014 года", было бы весьма полезно выслушать Ваш очень полезный опыт общения в этой поездке ...




Edited at 2015-04-23 09:48 am (UTC)
Спасибо, Ирина!

А по этому вопросу - увы, ничего более подробного написать не могу. Обещал.
Фёдор Николаевич, спасибо Вам огромное за помощь моим землякам! И за сочувствие. Харцызск и Иловайск - мои родные города, я там жила с рождения и до прошлого года. Донецк - второй по "родности": я там заканчивала Университет. Больно видеть, во что превратили "освободители" мою родину((((

П.С. Иловайск пишется с одной буквой "л". Почему-то российские СМИ пишут с двумя:-)
У меня был с собой российский атлас автодорог, по которому я сверялся - там с двумя, так и написал... Исправил, спасибо большое!

Главное - Вам сил, удачи и помощи Божьей! Я так понимаю, что там тоже очень непросто, куда Вы переехали...
Главное - Вам сил, удачи и помощи Божьей!
Спаси Бог!

Я так понимаю, что там тоже очень непросто, куда Вы переехали...
да, непросто. Но Господь не оставляет. Я сейчас в командировке, когда вернусь домой, напишу Вам в личку по тому самому вопросу о чиновниках. Можно? Вопрос актуален, как никогда...